Сорок лет по 42-му...

Ответить
Raid
Сообщения: 64
Зарегистрирован: 11 мар 2019, 19:06
Репутация: 0

Сорок лет по 42-му...

Сообщение Raid » 20 июл 2019, 20:55

40 лет по 42-му году…

Владимир Щербанов,
руководитель сводного поискового отряда
Российской Федерации
военно-археологической экспедиции «Аджимушкай»
(г. Ростов-на-Дону),
Елена Цунаева, к.и.н., начальник штаба
военно-археологической экспедиции «Аджимушкай»
(г. Волгоград),
Фото из архива экспедиции.

Сорокалетие патриотических экспедиций отметили сорок первым поисковым сезоном исследователи уникальной странички событий 1942 года на Керченском полуострове. Вот такая очередная занятная цифровая «цепочка» в беспримерной и драматической истории обороны Керчи. И таких «занятных», «парадоксальных», «удивительных», «неожиданных», а порою и мистических совпадений или открытий случается много, а новых – каждый год. Вот и этот 2013 год оказался не исключением.
Прошли десятилетия с того момента, когда первые поисковики Аджимушкая спустились под землю, но трагическая эпопея беспримерных боевых действий и жизни в полном окружении солдат Крымфронта, волею судеб и командования обреченных превратить старые каменоломни в поселке Аджимушкай под городом Керчь в неприступную крепость, до сих пор остается до конца не изученной и загадочной.
Три армии Крымского фронта, дезорганизованные постоянным противостоянием между командующим фронтом генерал-лейтенантом Д.Т. Козловым и представителем Ставки ВГК армейским комиссаром 1-го ранга Л.З. Мехлисом, в мае 1942 года были разгромлены на Керченском полуострове войсками противника, уступавшими им по численности в несколько раз.
Руководство фронта не сумело расстроить план гитлеровского наступления, хотя о нем было известно заранее. Не обеспечило должного сопротивления на укрепленном участке Ак-Монайских позиций. Не организовало оборону в глубине полуострова. Не использовало рационально имевшуюся авиацию фронта, базировавшуюся на полуострове и на соседней Тамани. Не наладило должного взаимодействия с командованием Черноморского флота. Не сумело превратить в очаг упорной обороны военную крепость на Мысе Ак-Бурун…
И еще многое, что не попыталось, не сумело, не сделало или не захотело сделать командование Крымфронта. Множество «не», которые и привели к развалу фронта, массовому отступлению - практически бегству, потере 160 тысяч бойцов и командиров РККА.
В той страшной трагической неразберихе поведение отдельных людей, отдельных подразделений было совершенно разным – от паники и добровольной сдачи в плен до самопожертвования и героизма. Одним из ярких примеров следования долгу и присяге и четкости выполнения полученных приказов стала истории обороны небольшого поселка Аджимушкай у города Керчь.
Организованный в спешке сводный отряд полковника П.М. Ягунова, по замыслу и расчетам командования фронта, лишь для того, чтобы два-три дня продержаться на рубеже Аджимушкай-Колонка, остался еще почти на шесть месяцев активной и боеспособной единицей. «Единицей», которая выполняла приказ «держаться до особого распоряжения» уже несуществующего фронта. Не отменив этот приказ, командование фронта обрекло «отряд полковника Ягунова» сражаться и умирать в полном окружении. А, заявив 20 мая уже на Тамани, что «все войска выведены с Керченского полуострова», генералы предали своих солдат, заранее вычеркнув из числа действующей армии, выведя их под двусмысленную формулировку − «пропал без вести».
Солдаты и командиры продолжали выполнять свой боевой долг в оккупированной Керчи и в июне, и в августе, и даже в октябре 1942 года. Они нападали на немецкие колонны, обстреливали дорогу, ведущую к проливу, неоднократно захватывали поселок и прилегающие территории. Они заставляли противника держать вокруг каменоломен два своих полка, так необходимых для штурма Севастополя, мешали столь необходимой в преддверии Битвы за Кавказ переправе вражеских войск через пролив и высадке на Таманский полуостров.
Оккупанты знали, кто сражается против них в каменоломнях лишь на основании показаний многочисленных пленных. Но даже после того, как в последних числах октября подземная крепость пала, гитлеровцы так и не смогли найти основные документы штаба гарнизона.
Не осталось достоверных данных о численном и персональном составе аджимушкайских героев и у командования РККА из-за страшного хаоса и неразберихи, царивших на Керченском полуострове в последние дни Крымской оборонительной операции в мае 1942 года. И хотя в феврале 1944 года, во время боев за освобождение Керчи, комиссия 414-й стрелковой дивизии Красной Армии, чьи подразделения занимали рубеж у поселка Аджимушкай, обследуя каменоломни, нашла три мешка каких-то бумаг – это были вовсе не документы штаба подземного гарнизона. Схроны с документами аджимушкайцы должны были делать с учетом того, чтобы гитлеровцы не смогли их обнаружить. А позже в этих местах могла рухнуть еще и кровля, надежно укрыв тайники с архивами. Общая площадь каменоломен, где в 1942 году были спрятаны сейфы с документами, составляет несколько десятков квадратных километров. Завалов из многотонных каменных глыб – сотни, и документы где-то под ними…
Только в 1972 гору журнал «Вокруг света» провел в каменоломнях первую планомерную подземную экспедицию по поиску архива гарнизона Аджимушкая. Архива, в котором хранятся сведения: по организации обороны, по формированию, структуре, численности и потерях гарнизона, по решению проблем, возникавших в ходе обороны, по числу и частоте попыток связаться через свои разведгруппы с «большой землей», по агентуре, направленной в Керчь для организации подпольной работы, и множество другой бесценной информации…
С тех пор вот уже сорок лет энтузиасты изучения истории обороны «второй Брестской крепости», как назвал Аджимушкай журналист и фронтовик С.С. Смирнов, продолжают метр за метром сужать территорию поисков, отвоевывая у обвалов и войны новые метры и открывая новые тайны. За годы работы экспедиций «Аджимушкай» найдены останки нескольких тысяч бойцов и командиров, установлены имена более двух с половиной тысяч участников обороны, обследована значительная часть подземных выработок, свободных от завалов, обнаружены и прочитаны сотни документов, уточнены многие детали жизни и борьбы подземной крепости, но архив штаба пока еще не найден.
Военно-археологическая экспедиция «Аджимушкай-2013», как и все предыдущие, оказалась крайне насыщена событиями и находками.
Закончились тяжелейшие многолетние работы по разбору завала «штаба 2-го батальона». Теперь мы с уверенностью можем сказать, как именно развивались эти события, что стало причиной разрушений в этом районе, выдвигать дальнейшие версии о месте нахождения штаба батальона, которого под одноименным завалом (где в далеком 1987-м году были найдены уникальные штабные документы) к нашему удивлению не оказалось. Порадовал и вещевой материал, найденный как в верхнем слое завала, так и на нижнем культурном слое. Предметов подобной сохранности и в таком количестве в каменоломнях давно не находили.
В верхнем слое обнаружили и медальон-смертник, который тоже удивил своей сохранностью. Вкладыш, заполненный простым карандашом, практически не пострадал, хотя и находился в полностью ржавой металлической «ладанке» - медальоне образца 1925 года. В анкете - данные на Иванченко Григория, жителя Краснодарского края, Усть-Лабинского района, призванного Новороссийским ГВК, бойца, фамилия которого известна из документов, найденных в 1987 году. И снова, находка не просто медальона, а медальона, который в контексте ряда других подобных находок дает возможность вновь вернуться к вопросу о численности гарнизона, окончательного ответа на который все еще нет.
Удалось установить и границу взорванного склада боеприпасов, что также важно для понимания всей картины событий в этом районе. Работы и последние находки на этом участке помогли прояснить и еще один малоизученный вопрос обороны – особенности расположения защитников Аджимушкая в каменоломнях и методы борьбы с низкой температурой подземных выработок.
Не менее интересных результатов мы надеялись достичь и на двух участках в северной части каменоломен (в том числе, в районе «сладкого» колодца), но по объективным причинам там были проведены только предварительные работы, а масштабные исследования отложены на отдаленную перспективу.
Зато «порадовал» один из объектов в южной части каменоломен, который ранее, несмотря на то, что работы не раз велись в непосредственной близости от него, оставался вне нашего поля зрения. Уже при раскопках подступов к выбранному завалу удалось вскрыть небольшую «низовку» с довольно богатым культурным слоем, а разнообразие и количество вещевого материала позволило вспомнить «низовку» под легендарным завалом «Политотдел», исследования на котором проводились в 2000-2005 годах. И здесь было найдено значительное количество историко-бытовых предметов, среди которых выделялись разнообразные бутылки, на многих из которых сохранились следы бумажных этикеток.
Самым же запоминающимся событием стала находка вагонетки, которых в Аджимушкайских каменоломнях еще не находили, и которая, вне всякого сомнения, может стать замечательным экспонатом любой экспозиции, посвященной истории камнерезного дела. А ведь работы на этом участке только начались и впереди завал, который может хранить любые загадки, тем более что и характер выработки в этом месте дает простор для множества предположений…
Впрочем, не только раскопками и находками был замечателен этот сезон, многое было впервые.
Впервые участники экспедиции провели экологическую акцию, очистив часть территории каменоломен от мусора, показав пример керчанам и на деле доказав свое уважительное отношение не только к памяти павших, но и культурному наследию для многих другого государства.
Впервые к проведению экспедиции было приурочено проведение международной конференции, посвященной проблемам унификации отчетной документации по результатам поисковых работ, где украинскими и российскими специалистами были представлены лучшие наработки в этой области. А участники более чем сорока регионов России, Украины и Молдовы смогли не только в деталях ознакомиться с методикой и особенностями работы в каменоломнях, но и лично ощутить своеобразие, неповторимость, обаяние и напряжение подземелий Керчи.
Впервые соорганизатором экспедиции с украинской стороны выступила Всеукраинская общественная организация «Союз «Народная Память», взяв на себя в основном финансовое и материально-техническое обеспечение работ.
Но, как ни горько это осознавать, произошли и другие события, и тоже впервые. Этот сезон стал первым за многие последние десятилетия, когда подземная экспедиция в Аджимушкае опять проходила не под руководством Керченского историко-культурного заповедника. Никогда еще в Аджимушкае параллельно не работали разные экспедиции, с разными целями, задачами и методами, но выступающие под одним «именем». Впервые за последние годы любители военной истории, копаясь в паутине всемирной сети Интернет и введя в строку поиска заветные для многих поисковиков слова «экспедиция Аджимушкай», читали не столько о трудностях подземных исследований и радости открытий, сколько становились свидетелями ожесточенной полемики и скандала, свидетельствующих о том, что есть проблема, что легендарная экспедиция «Аджимушкай» переживает сложные времена…
Проблема действительно есть. И чтобы понять ее, не обойтись без обращения к событиям недавним, но ставшим своеобразным катализатором этого не случайного и хорошо организованного процесса, вновь вспомнив и специфику, и сложности, и историю экспедиций в Аджимушкае.
За прошедшие десятилетия подземными экспедициями выработаны особые методики поиска с учетом своеобразия каменоломен, сложились определенные правила работы и традиции. Срок каждой экспедиции ограничен двумя неделями: темнота, сырость, низкая температура, давление замкнутого пространства, наличие взрывоопасных предметов, надорванная каменная кровля над головой и колоссальные объемы породы, быстро вытягивают силы, накапливая усталость у участников.
Большой поток информации, множество технологических нюансов выработок, сложность ориентирования в переплетении подземных проходов и тупиков требуют от руководителей военно-археологической экспедиции «Аджимушкай» не только отличного знания подземелий, и истории обороны каменоломен, но и истории сделанных в разные годы находок - чтобы не возвращаться на уже проверенные места, чтобы не быть заложниками наслоения разноплановой многолетней информации, чтобы отдача каждой экспедиции была максимальной.
Именно благодаря тому, что все сорок лет руководители экспедиций, а их за это время было всего четверо: С.М. Щербак (г. Керчь, 1972-1984 гг.), В.К. Щербанов (г. Ростов-на-Дону, с 1984 года до сегодняшних дней), В.М. Соколов (г. Одесса, 1988-1997 гг.) и В.В. Симонов (г. Керчь, с 1989 года по сегодняшний день) всегда понимали важность и значимость преемственности поколений участников, сохранения и передачи информации, экспедиция «Аджимушкай» пережила все сложности, в том числе и развал единого государства, сохранилась и продолжает работы.
Правда, последние два года появились серьезные проблемы, которые ставят под вопрос существование этого уникального, давно уже международного, проекта. И связаны эти проблемы с новым руководством Керченского историко-культурного заповедника - учреждения, которое долгие годы сотрудничало с поисковыми отрядами и группами, будучи не просто традиционным партнером, но и на протяжении многих последних лет осуществляя через работавших там специалистов научное и методическое руководство работами.
Пришедшая летом 2011 года на должность директора заповедника бывший вице-премьер Крыма Т.В. Умрихина начала с полной замены специалистов в заповеднике на «своих людей», с развала налаженной системы, с отрицания значимости отработанных годами методик и правил работы. Ну, а традиции, ветераны экспедиций и участники-общественники с опытом подземной работы ее, как циника и прагматика, просто не интересуют.
Увольняя всех специалистов Музея истории обороны Аджимушкайских каменоломен, отдавших их изучению десятки лет, и разрывая все связи с прежними участниками поисков в каменоломнях, она не могла не понимать, что лишает Керченский заповедник той базы, на которой ранее строились эти самые уникальные и сложные подземные экспедиции. А, значит, экспедиции ее как раз и не интересовали, только мешали, и сделано было все, чтобы подземные поиски проводить было просто некому.
Бывших научных сотрудников заповедника для чиновника со стажем не составило труда оболгать и скомпрометировать, а на украинских и российских поисковиков-общественников можно было вообще не обращать внимания. Вот только эти самые общественники Керчи, Одессы, Киева, Ростова-на-Дону, Волгограда, Москвы, Тамбова,… не собирались молчать. С сентября 2012 года письма и обращения посыпались в средства массовой информации России и Украины, в Правительство Украины и Крыма, в министерства и ведомства…
Резонанс был таким, что стало очевидно, «похоронить» по-тихому многолетние международные экспедиции не получится. И тогда новым руководством заповедника было заявлено о проведении в июне 2013 года «Первой международной «Вахты Памят» и «Аджимушкай», а российским, украинским (и не только) поисковикам стали рассылаться многочисленные приглашения. Вот только дирекция заповедника в них явно шла «ва-банк», мягко говоря, лукавила. Новые организаторы «Вахты Памяти», подписывая письмо-приглашение на международную экспедицию «Аджимушкай-2013», «которая будет проводиться с …. по … на территории Аждимушкайских каменоломен, расположенных в поселке Аджимушкай г. Керчи», не могли не знать и не понимать, что это откровенный обман. Обман, поскольку провести настоящие поисковые работы в каменоломнях для «новой команды» было не реально.
Не реально, прежде всего, потому, что в заповеднике после полной смены профессионалов на дилетантов, никто не смог бы обеспечить безопасность участников экспедиции, взять на себя ответственность и проводить с новичками работы в каменоломнях, где нужны знания и личный пример в работе на завалах; где помимо тяжелейшей «пахоты» есть большая доля риска от множества взрывоопасных находок, где «давит» темнота выработок и угроза обрушения взорванных надломленных стен и потолка штолен. Не реально, потому что в заповеднике не осталось специалистов в области военной истории…
Впрочем, обманом это было и потому, что никто и не собирался проводить работы под землей. Назначенные Т.В. Умрихиной руководители экспедиции планировали работы только на поверхности, не поясняя тем, кому отправляли приглашения, и для кого Аджимушкай однозначно ассоциировался с подземной экспедицией и их российскими коллегами – постоянными участниками исследований в Аджимушкае, что речь идет о совсем другой экспедиции! Не получили подобных приглашений только те, кто уже многие годы участвовал в экспедициях в Аджимушкае, знали ситуацию не с чужих слов, четко заявили о своей позиции, а, главное, обмануть которых было невозможно.
Все это знало и понимало новое руководство Керченского заповедника, не знали этого только поисковики, которым рассылались письма. Не знали они и того, что их самих, решили использовать «в темную» для борьбы с такими же, как они, энтузиастами, и для очернения самой экспедиции «Аджимушкай». Древний принцип политиков: «Разделяй и властвуй», был разыгран и в этот раз…
Это получилось. Не получилось другое.
«Пиратски» использовать, как сейчас модно говорить, известный бренд – бренд «международная экспедиция «Аджимушкай» (на любой запрос о которой Интернет в первую очередь выдаст устойчивое словосочетание – «подземная экспедиция»), вовсе еще не значит быть продолжателем этой самой экспедиции. Чтобы продолжать какое-то дело, тем более многолетнее, надо знать это «дело», его особенности, иметь опыт в его изучении, ориентироваться в его истории, в конце концов, сохранять эту историю. Но, если не хотят, не могут и не делают этого, то остается другое…
Поэтому в 2013 году через средства массовой информации и в Интернете шло много противоречивой информации об организаторах, постоянных участниках поисков в каменоломнях и о самой экспедиции «Аджимушкай». И часть поискового сообщества в России и, особенно, в Украине оказалась втянута в нечистоплотную игру. В какой-то момент казалось, что прошлый год станет последним для последовательных и систематических исследований в каменоломнях Аджимушкая. Казалось что «обманка», имитация легендарной международной экспедиции, раскручиваемая новым руководством заповедника, прервет связь и преемственность поколений, и это рано или поздно приведет к окончательному закрытию подземных экспедиций. Подобная опасность уже была. Во второй половине 1980-х годов из-за жесткой позиции очередного (из часто меняющихся тогда) заведующего Аджимушкайского музея, недавно заступившего на должность (и недолго на ней задержавшегося), который пытался навязать опытным поисковикам свое видение и принципы работы, не имея ни знаний, ни навыков, ни авторитета. Тогда поисковые группы из Одессы отказались сотрудничать с Керченским заповедником. Потребовались годы, серьезные кадровые изменения в заповеднике и колоссальные усилия всех заинтересованных в продолжение совместных исследований, чтобы вернуть работу в нормальное русло, а одесскую группу в состав экспедиций. А ведь тогда казалось, что все…
Был и сейчас такой момент…
Но благодаря здоровым силам в Правительстве Украины, пониманию истинной сути проблемы руководителями Правительства Крыма, принципиальной и конструктивной позиции руководителя Межведомственной комиссии по вопросам сохранения памяти жертв войны и политических репрессий Украины - Я.А. Жилкина, благодаря объединению усилий поискового сообщества России и Всеукраинского «Союза «Народная память» летом состоялась очередная, уже 41-я международная экспедиция «Аджимушкай». Она была организована, как и в предыдущие годы, на базе поисковых отрядов уже имеющих опыт работы в каменоломнях: из Ростова-на-Дону, Волгограда, Астрахани, Тамбова, Краснодарского края (Россия), а так же Керчи, Одессы, Киева, Кривого Рога (Украина). Кроме опытных исследователей подземелий в этот раз впервые в экспедиции работали представители Ленинградской, Московской и Свердловской областей России, из Николаева, Днепропетровской и Киевской областей Украины.
Экспедиция «Аджимушкай-2013» состоялась. И легендарная оборона каменоломен в мае-октябре 1942 года стала еще чуть ближе и понятнее не пожалевшим собственного времени, сил, душевной энергии, желавшим и сумевшим поучаствовать в работах, которых все чаще люди, даже не связанные десятилетиями с Аджимушкаем, называют «спецназом поиска». Здесь может добиться результата только команда, и мы благодарны всем – новичкам, ветеранам, инструкторам, организаторам – продемонстрировавшим способность и готовность работать в команде! Мы благодарны и тем, кто не мыслит без Аджимушкая очередного лета, и тем, кто, впервые приехав в этом году, захочет вернуться сюда снова, и тем, кто, даже не думая возвращаться сюда никогда, сохранит воспоминание об этом своеобразном месте и людях, с которыми вместе кололи и пилили огромные плиты, стояли на бутовках, глотали каменную пыль и радовались находкам…
1.JPG
2.JPG
3.JPG

Raid
Сообщения: 64
Зарегистрирован: 11 мар 2019, 19:06
Репутация: 0

Re: Сорок лет по 42-му...

Сообщение Raid » 20 июл 2019, 20:55

4.JPG
5.JPG
6.JPG

Raid
Сообщения: 64
Зарегистрирован: 11 мар 2019, 19:06
Репутация: 0

Re: Сорок лет по 42-му...

Сообщение Raid » 20 июл 2019, 20:56

7.JPG
9.JPG

Ответить

Вернуться в «Архив журнала "Военная Археология"»