бранденбург 800

Ответить
Тот самый Михалыч
Модератор
Сообщения: 273
Зарегистрирован: 05 фев 2017, 17:07
Репутация: 1

бранденбург 800

Сообщение Тот самый Михалыч » 30 дек 2020, 10:17

Гефрайтер особого полка абвера «Бранденбург-800» Вильгельм Адольф Корс приходил в себя быстро, но какими-то рывками, будто поднимался из глубокого и темного колодца по шаткой лестнице. Шаг вверх – и он начал ощущать солнечный свет, еще – и к нему стал возвращаться слух, еще один порожек – и он ощутил боль. Нестерпимо раскалывалась голова, пульсировала боль в ногах, дергало плечо. Еще минута – и Вилли вспомнил, кто он вообще такой и почему лежит на короткой и колкой траве, пахнущей горьким степным запахом. Он даже вспомнил, что русские называют эту траву смешным детским словом «польюнь». Вилли неплохо знал русский, но некоторые звуки ему не давались никак. К тому же он так и не научился курить русский солдатский табак с не менее смешным словом «махорка». Таким табаком пахла его красноармейская шинель грубого сукна с четырьмя зубцами в каждой петлице. Это означало звание старшего сержанта. Заучивать иерархию званий в Красной армии, знаки различий, порядок ношения наград Вилли заставляли еще в учебной роте, а он был не только хорошим пулеметчиком, но и прилежным курсантом. Тотчас же вспомнился и другой русский старший сержант, высокий мужик со скуластым лицом, который тяжело ранил из старомодного револьвера второго номера из пулеметного расчета Корса. Вилли быстрее всех догадался, что русский понял, что они не те, за кого себя выдают, когда тот вдруг начал терзать брезентовую кобуру на левом боку, но сделать ничего не успел. Русский дважды выстрелил Циммерману в грудь. Догадливого
сержанта вместе с еще двумя часовыми прикончил сам командир их диверсионного взвода прямо с борта трофейного грузовика, одного из тех двух, которые привезли их к железнодорожному мосту через речку с неудобным, как и все у русских, названием Дон. Мост охранялся двумя десятками русских с двумя легкими пулеметами в окопах. Пулеметы забросали гранатами. Половина караула легла там же, остальные сдались. Пленных заставили отрыть новые окопы, в которые диверсанты тут же установили свои пулеметы и два ротных миномета, быстро перетаскав к ним жестяные чемоданы с минами. И уже через час, после того, как диверсанты расстреляли прицельным огнем несколько грузовиков, движение полностью прекратилось. На этом их первая задача была выполнена. Однако мост русским был нужен как воздух. В Москве уже поняли, что окружений, в которых уже сгинули миллионы бойцов, требуется избегать, и командование спешно отводило людей и технику за реку.
Осталось только удержать эти позиции до прихода основных сил дивизии вермахта, сохранив мост в целости. Это была стандартная для «Бранденбурга» операция. Сам Корс, воевавший с мая 1940 года, участвовал уже в третьей подобной вылазке. Примерно по одному сценарию был захвачен 22 июня 1941 года важный железнодорожного моста около Владимира - Волынска. Через месяц, в районе города Житомира, захвачен ещё один мост, имеющий важное стратегическое значение. За участие в этих боевых операциях Вилли получил Железный крест 2 класса и нагрудный знак "За ближний бой".
Служба в особом полку требовала от военнослужащих этого подразделения определённых свойств: наглости, уверенности в своих силах, знания обычаев населения и политической системы, правил ношения гражданской одежды и униформы солдат противника, умения разбираться в званиях, структуре и иерархии армии противника. Но сейчас все эти качества, знания и умения уже не имели никакого значения.
- Их бите ум ирэ хильфе, -услышал Вили знакомый голос и, помогая себе рукой, повернул голову направо к дважды расстрелянной караулке. Совсем близко от него ковылял Юрген Шмидт, стрелок его взвода, плотник из Гамбурга. Юрген был фольксдойче из Польши, хорошо знал польский и русский языки, за что и попал в диверсанты. Но сейчас он был мало похож на отличного вышколенного бойца. Форменные красноармейские шаровары были изодраны и залиты кровью, правая рука болталась бессильно, а левая прижимала к разбитой голове русскую пилотку. Позади него, почти упершись плоским штыком ему в спину, шагала молодая женщина в коричневой стеганой куртке. Еще одна женщина, одетая точно так же, шла чуть сбоку, воинственно отставив правую руку с зажатой в кулаке гранатой.
Вилли боялся смерти, но еще больше боялся попасть в плен. О русском плене в вермахте ходило немало небылиц, одна страшнее другой. Особенно не рекомендовалось попадать в плен солдатам ваффен СС и диверсантам. Но сейчас Вилли другого исхода этого боя для себя не видел.
Сначала все шло хорошо. Они беспрепятственно проехали по русским тылам около тридцати километров. Уничтожили караул у моста, и фактически захватили его, остановив всякое движение по нему. Но начинать надо было не с караула. Никто в десанте не знал, что мост с воздуха прикрывается расположенной в некотором удалении батареей 37-мм пушек. Ни с дороги, ни с моста, ни от караулки тщательно замаскированная батарея была не видна, о ее существовании бранденбуржцы узнали только тогда, когда пятиснарядные очереди точным настильным огнем смахнули минометные позиции, подожгли и разрушили захваченную гарнизонную казарму и загнали на дно окопов пулеметные расчеты.
Там они и сидели, не рискуя высунуть голову – до тех пор, пока в окопах не загремели гранатные разрывы. Подкравшихся с тыла иванов было не больше десятка, но скученным в узких окопах диверсантам этого хватило. Вилли был оглушен близким взрывом пушечного снаряда, гранаты добавили осколков в обе ступни. Вилли не помнил, как он выбрался из траншеи и дополз почти до самой дороги, ведущей к мосту, где и очнулся. Стрельба давно прекратилась. Русские грузили своих раненых на обычные крестьянские телеги, собирали оружие. Убитых относили в небольшую ложбинку. Немцев складывали в одну шеренгу, своих в другую. Вилли предпочел не показывать, что он пришел в себя, и это оказалось правильным – его русские приняли за своего, наскоро перевязали и уложив в телегу на сено, отправили с двумя обозниками все через тот же злополучный железнодорожный мост в какое-то село, где вроде бы стоял полевой госпиталь. Так распорядился угрюмый младший лейтенант, командовавший взводом, расположенным рядом с зенитной батареей женского состава, он тоже был ранен, но в госпиталь не поехал, остался на батарее. Вилли уже понимал, что его жизнь кончена, он не сможет долго выдавать себя за красноармейца. Это означало либо смерть, либо Сибирь. Смерть казалось ему предпочтительней. Однако старуха с косой к нему не спешила.
Не спешил и обоз. Первый раз остановились в какой-то деревне. Ездовые поили коней, санинструктор обносила раненых из жестяной кружки удивительно холодной водой. Пить хотели все.
Еще раз обоз надолго застрял на пустынном хуторе. Здесь оставили двоих умерших бойцов. Трупы поручили хоронить местным. А когда солнце перевалило полдень, обоз догнала форсировавшая Дон на понтонах передовая боевая группа 228-й пехотной дивизии вермахта. Сначала послышалась отчаянная пулеметная пальба. Вилли, сжегший на МГ-34 не одну тысячу патронов, сразу распознал их пульсирующий звук. Затем раненых догнали четыре мотоцикла с колясками, затем, поднимая тучу пыли, подкатили легкие танки «Прага» и «Опели» с пехотой и прицепленными сзади пушками.
Возчиков никто не тронул. Они без слов сложили винтовки на одну из телег и весь караван двинулся дальше, только теперь впереди ехали мотоциклисты. Доехали до очередного хуторка. Здесь сгрузили всех раненых кроме Корса. К нему, уже давно болтавшему с одним из танкистов, подошел пехотный капитан, командир передового отряда 228 дивизии, перепрашивавшейся через Дон на понтонах саперного полка. Узнав, что Вилли из «Бранденбурга», капитан приказал ему перелезть в коляску одного из мотоциклов, а водителю показал точку на карте, куда он должен был доставить Корса.
Обо всем этом и о многом другом Вилли уже в пятый раз рассказывал русскому контрразведчику с лихими кавалерийскими усами в чине старшего лейтенанта в марте 1945 года в подвале старинного дома на окраине Будапешта. Чем-то он напоминал того офицера из 734 полка ПВО, командовавшего взводом, полностью уничтожившим его диверсионную группу около железнодорожного моста под Ростовом. Контрразведчика более всего интересовала тактика малых групп брандербуржцев, их маскировка, действия при захвате опорных пунктов Красной армии, разминирование дорог и узостей. Об этом бывший диверсант рассказал уже на третий день своего второго пленения, диктуя пожилой машинистке в звании сержанта параграфы инструкций, некогда заученные им навсегда: «Главное отличие и новшество, внесённое солдатами «Бранденбурга», состоит в том, что для достижения успеха годятся любые средства: переодевание в форму армии противника, передвижение на трофейной технике и с трофейным вооружением, использование захваченных документов и многое другое». Неоднократное повторение одного и того же давно наскучило Вилли Корсу, и он подробно рассказывал смершевцу всю свою жизнь, начиная со вступления в гитлерюгенд – почему –то пребывание в этой молодежной организации только усугубляло вину Корса перед Советским Союзом. Сразу же после того, как его и еще троих – двоих эсэсэсовцев и одного важного венгра в больших чинах отделили от основной массы пленных, сдавшихся в развалинах монастыря в южной части Будапешта, Вилли в очередной – четвёртый – раз за всю войну понял, что он пропал. И третье чувство подсказывало ему, что на этот раз окончательно.
Итог:
Приговор Военного трибунала войск МВД Молотовской области по делу немецкого военнопленного В. А. Корса
19 декабря 1949г. Молотов Секретно
Именем Союза Советских Социалистических Республик
1949 года декабря 19 дня Военный трибунал войск МВД Молотовской области в закрытом судебном заседании в городе Молотове в составе председательствующего капитана юстиции Дмитриева, народных заседателей старшины Веселкова и сержанта Дёмочка при секретаре старшем лейтенанте юстиции Зубкове рассмотрел дело по обвинению:
Корса Вилли Адольфовича, 1921 года рождения, уроженца города Вильгельмбург (Германия), из семьи рабочих, торгового служащего, немца германского подданства, члена фашистской молодёжной организации «Гитлерюгенд» с 1934 года, с образованием 8 классов, несудимого, холостого, оберефрейтора, участвовавшего в войне против СССР с 22 июня 1941 года до января месяца 1943 года в составе взвода тяжёлого оружия 8-й роты 2-го батальона 6-го учебного полка Бранденбургской дивизии № 800 особого назначения пулемётчиком, разведчиком-диверсантом, в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 58-4 и 58-6 ч 1 УК РСФСР.
Материалами дела и судебным следствием Военный трибунал
УСТАНОВИЛ:

Подсудимый Корс в феврале 1940 года был призван на службу в бывшую германскую армию и в апреле месяце того же года зачислен в состав полка особого назначения "Бранденбург 800", где он прошел подготовку для ведения разведывательно-диверсионной работы в тылу противника. Принимал участие в захвате Франции и Югославии в 1940 г.
22 июня 1941 года Корс в составе своей роты в количестве 25–30 человек разведчиков - диверсантов под видом советских военнослужащих был заброшен в тыл советских войск в районе города Владимира - Волынска, где он лично принимал участие в уничтожении советской охраны и занятии железнодорожного моста.
27 июля того же года в составе той же группы он вторично был заброшен в советский тыл в районе города Житомира, где они уничтожили 15 человек советских военнослужащих и заняли мост, имеющий стратегическое значение.
18 ноября 1941 года, в районе города Батайск, Корс опять был переправлен в тыл советских войск с диверсионным заданием, где принимал участие в составе группы в захвате железнодорожного моста через реку Дон и в уничтожении советских военнослужащих, охранявших указанный объект.
В сентябре 1942 года в районе города Минеральные Воды подсудимый в очередной раз был заброшен в тыл советских войск с разведывательно-диверсионным заданием, где он лично принимал участие в составе группы в захвате моста и шлюза через реку Маныч и в уничтожении советских военнослужащих.
В октябре 1942 года на территории бывшей Калмыцкой АССР принимал участие в борьбе против советских партизан.
С июля 1943 года до конца войны с Германией, в составе Бранденбургской дивизии, он вел борьбу против партизан в Греции, Югославии и Венгрии.
На основании изложенного Военный трибунал признал виновным Корса в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 58-4 и 58-6 ч. I УК РСФСР.
Руководствуясь ст. ст. 319 и 320 УПК РСФСР, Военный трибунал
ПРИГОВОРИЛ:
Корса Вилли Адольфа. на основании ст. 58-4 и 58-6 ч 1 УК РСФСР и в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года "Об отмене смертной казни" заключить в исправительно-трудовые лагеря сроком на двадцать пять (25) лет без конфискации имущества за отсутствием такового у осужденного. Срок отбытия меры наказания с зачетом срока предварительного заключения Корсу исчислить с 31 октября 1949 года.
Меру пресечения до вступления приговора в законную силу осужденному Корсу оставить прежнюю, т.е. содержание под стражей. Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Военный трибунал войск МВД Уральского округа через Военный трибунал войск МВД Молотовской области в течение 72-х часов с момента ознакомления с приговором осужденного.
Председательствующий: Дмитриев
Народные заседатели: Дёмочка, Веселков.
Вилли Корс никогда не увидел Германии, сгинув в Гулаге. Зато Германию увидел младший лейтенант Чумак – командир взвода, который уничтожил в далёком ноябре 1941 года под Ростовом взвод «Бранденбурга-800», награжденный за тот бой орденом Боевого Красного Знамени. Трижды раненый за войну он вышел в отставку майором только в 1957 году.

P.S. 16 марта 1999 года прокуратурой Пермской области В. А. Корс реабилитирован, так как на него, как на гражданина Германии, который участвовал в войне против СССР, подчиняясь законам своего государства, и был взят в плен как солдат вражеской армии, должно распространяться действие законов о военнопленных, а не Уголовного кодекса РСФСР.

Тот самый Михалыч
Модератор
Сообщения: 273
Зарегистрирован: 05 фев 2017, 17:07
Репутация: 1

Re: бранденбург 800

Сообщение Тот самый Михалыч » 30 дек 2020, 12:23

боец Бранденбурга
Вложения
Корс-(1).jpg
Корс-(1).jpg

Ответить

Вернуться в «Исторические личности, союзники и события»