ПАМЯТЬ САРЫКАМЫША.

Все что с ними связано.
Ответить
Andrei_S
Модератор
Сообщения: 1474
Зарегистрирован: 15 авг 2012, 20:46
Репутация: 1

ПАМЯТЬ САРЫКАМЫША.

Сообщение Andrei_S » 11 янв 2022, 21:54

ПАМЯТЬ САРЫКАМЫША.
В Турции проходят мемориальные мероприятия в память турецких солдат погибших при Сарыкамыше ставшим местом крупнейшего поражения османской армии в Первой мировой войне. 17 января 1915 года, войска под командованием "младотурка" будущего революционера, друга большевиков, а потом лидера басмачества Энвер паши потерпели сокрушительное поражение от русской императорской армии.
Сарыкамыш — название небольшого городка, затерянного в горах на востоке Турции, на высоте 2000 метров над уровнем моря. Замысел Энвера-паши был прост как все гениальное. Учитывая, что русские войска Ольтинской и Сарыкамышской группировок оказались разделены мощным Бардизским горным хребтом, предполагалось стремительным броском пройти между ними по высокогорью. В результате турки по широкой дуге слева охватили бы выдвинутую вперед Сарыкамышскую группировку, вышли бы к ней в тыл, и значительная часть войск русского Кавказского фронта оказалась бы в котле, будучи зажатой между 11-м (с фронта) и 9-м, 10-м турецкими корпусами (с тыла). При этом, чтобы русские не успели перебросить подкрепления с фронта в тыл на оборону Сарыкамыша, Энвер-паша предполагал за 2-3 дня до броска через горы начать лобовое наступление на части Сарыкамышской группировки. Это позволяло туркам неожиданно атаковать и захватить сам Сарыкамыш, отрезав, таким образом, противнику единственный путь к отступлению. Окруженным русским частям в такой ситуации оставалось либо капитулировать, либо отступить на юг в высокогорье к селению Кагызман. Германский генерал Отто фон Сандерс, спросил Энвер пашу, как в его армии объстоят дела с зимней одеждой?
Выяснилось, что таковой у османской армии нет вообще. 6 или 7 декабря (точная дата неизвестна) дозор 1-й Кавказской казачьей дивизии выкрал с турецких позиций важного «языка». Им оказался командир курдского иррегулярного (хамидие) полка в звании полковника. На первом допросе он показал, что Энвер-паша прибыл в армию и направился в расположение 9-го и 10-го корпусов в Идский (Нариманский) район, где готовится наступление. В результате «испорченного телефона», составленного из слухов, домыслов и служебного разгильдяйства, информация о наступлении турок была утрачена, и в штабе Кавказской армии сведения о допросе курда сочли за «обычную болтовню рядовых чинов». В общей сложности туркам удалось скрытно сосредоточить до 90 тысяч «штыков», не считая иррегулярной курдской конницы. 21 декабря 1914 года русский Ольтинский отряд генерала Истомина был атакован пехотой и конницей турецкого 10-го корпуса. Сбитые с позиций бойцы 20-й пехотной дивизии и 4-го армянского батальона в беспорядке отступили к селению Ольты. Положение несколько выправил встречный удар 1-го Горско-Моздокского казачьего полка, но общее отступление, тем не менее, продолжилось. При отступлении из селения Ит в долине реки Ольты-чай турецкая 31-й пехотная дивизия сумела отрезать арьергард русских, и около 750 солдат во главе с полковником Кутателадзе попали в плен. Командир 1-го Кавказского армейского корпуса (основа русской Сарыкамышской группировки), генерал Георгий Берхман 23 декабря, не понимая замысла противника устремил свои войска вперёд, в атаку на османские войска, которые кстаи наступали налегке без пулемётов и артиллерии, если бы его замысел удался он бы ещё глубже загнал русские войска в уготованный Энвер пашой оперативный "мешок". Но встречный удар турок был так яростен, что русские войска остались на месте. 22 декабря через заснеженные горы Бардузского горного массива начался обходный марш турецкого 9-го корпуса. В этом момент началась метель и ударил мороз ниже -20 градусов по Цельсию. Целые отряды турецкой армии замерзали на глазах своих начальников. Не имея зимней одежды османские солдаты гибли целыми подразделениями. «Мы шли ночью вдоль крутого горного склона, ледяной ветер из распадка отбирал у наших обессиленных тел последнее тепло, — вспоминал ветеран этого рейда Дениз Омер-оглу. Только к вечеру 24 декабря командованию Кавказской армией стал понятен смысл маневров турецких частей, которые уже приблизились к непосредственному тылу русской группировки — городу Сарыкамыш, где находились склады с вооружением и продовольствием. В ночь на 25 декабря Энвер-паша отдал приказ об общей атаке. Оборонять Сарыкамыш оказалось, по большому счету, некому. К вечеру 24 декабря в городе находились только две ополченские дружины, два эксплуатационных батальона, несколько стрелковых взводов, восемь пулеметов 2-й Кубанской пластунской бригады, два легких орудия. Кроме того, утром 25 декабря поездом из Тифлиса в Сарыкамыш прибыли 120 (по другим данным 200) выпускников Тифлисской школы прапорщиков и начальник штаба 2-й Кубанской пластунской бригады, полковник Николай Букретов. Генерал Мышлаевский поначалу взявший командование обороной на себя пал духом и бежал в Тифлис. Перед этим он отдал приказ о сдаче Сарыкамыша. Но прибывший в город генерал Юденич приказ отменил. Утром 26 декабря авангард 29-й турецкой пехотной дивизии выбил сводный отряд полковника Букретова с Бардузского перевала и отбросил к пригороду — так называемому Верхнему Сарыкамышу. Прибывший на поддержку батальон 18-го Туркестанского полка не смог изменить положение: русские части, потеряв около 500 человек убитыми и ранеными, откатывались к железнодорожному вокзалу. В лоб наступающим туркам с хода ударил 1-й Запорожский казачий полк под командованием полковника Антона Кравченко. «Казаки спешили на раскаты выстрелов к Сарыкамышу рысью всюду, где только горная зимняя дорога это позволяла, — отмечает военный историк Николай Корзун. — Они ввели в бой свои пулеметы и бывшие с ними четыре конных орудия, и тем подкрепили изнемогавший в неравной борьбе отряд Букретова». Неожиданным ударом запорожцев практически полностью был уничтожен полк турецкой 17-й пехотной дивизии. Казаки отбросили турок от вокзала и, развивая натиск, выбили врага из Верхнего Сарыкамыша в предгорья. Стоит отметить, что в этих сражениях обе стороны проявили мужество и чрезвычайную стойкость. С перевалов Бардузского горного массива турки спускались невероятно уставшими, голодными, многие были сильно обморожены, но, тем не менее, они становились в строй и бесстрашно шли вперед. 27 декабря даже в середине дня мороз держался ниже минус 20°С. В этот день турецкая 3-я армия, вынужденная ночевать в поле в промерзших палатках, потеряла обмороженными около 10 тыс. человек. Тем не менее, переброска войск для захвата Сарыкамыша продолжалась, и во второй половине дня 28 декабря весь турецкий 10-й корпус вышел на боевой рубеж. Вечером 29 декабря турки, создавшие под Сарыкамышем почти двукратный перевес, пошли на штурм. Для турецких солдат единственным спасением было либо умереть либо прорваться в город к тёплым домам и еде. Смерть в бою страшила менее чем мороз. Наиболее сильным атакам подвергся 3-й батальон 1-й Кубанской казачьей пластунской бригады, оборонявшей высоту «Орлиное гнездо» и железнодорожный вокзал города. Здесь же сражался 1-й Запорожский казачий полк. Ценой огромных потерь турки захватили «Орлиное гнездо» и, развивая натиск, выбили казаков с вокзала. Фронт был прорван, положение стало критическим, русская армия стояла на краю гибели. В резерве Пржевальского осталось лишь две сотни 6-го Кубанского пластунского батальона. Пластуны без выстрелов, в полном молчании стремительно атакуют турок и опрокидывают их штыками. Внезапная и молчаливая атака производит на противника настолько сильное впечатление, что он уже не пытается возобновить атаки». вспоминает полковник Елисеев. 3-я османская армия стала разрушаться под грузом тяжелых полевых условий и огромных потерь. Отчаянные попытки турецкого командования 30 декабря — 1 января изменить ситуацию завершились провалом. 2 января русская победа была окончательно предопределена: в Сарыкамыш вошла 1-я Кавказская казачья дивизия генерала Баратова в составе 14 сотен, а также 2-я Кубанская казачья пластунская бригада генерала Гулыги. В ночь на 31 декабря начальник штаба 9-го турецкого корпуса, полковник Шериф-бей стал убеждать Энвера-пашу переехать в штаб 11-го корпуса, которому не могло угрожать окружение. Министр колебался, но натиск русских войск заставил поспешить, и ранним утром 2 января 1915 года Энвер-паша выехал в селение Хопик.3 января 1-я Кавказская казачья дивизия во взаимодействии с пластунами генерала Пржевальского мощным фланговым ударом отсекла 9-й турецкий корпус от соседнего 10-го и прижала к горам. Кольцо окружения стало сжиматься. Казаки прижали османских солдат к крутым горным склонам. началась резня. В ход шли только штыки, кинжалы и шашки. Вечером 4 января штаб турецкого 9-го корпуса капитулировал. В плен попал командир корпуса, генерал Исхан-паша, все командиры дивизий со своими штабами — более 100 офицеров. Нижних чинов взяли в плен немного — всего около 1000 человек. Более брать в плен было некого, у крутых склонов Бардузского хребта лежали тысячи трупов османских солдат. Кубанские пластуны отказались брать кого - либо в плен.
«9-й корпус перестал существовать, — свидетельствовал об итоге Сарыкамышской операции отчет турецкого Генштаба. — Также необходимо вновь формировать 30-ю дивизию 10-го корпуса и 34-ю дивизию 11-го корпуса. Третья армия в этих боях потеряла 80 тысяч человек».
По официальным данным взятым из османских источников, на 10 января 1915 года в строю 3-й турецкой армии оставалось только 12 400 штыков и сабель. С такими силами турки могли лишь с огромным трудом удерживать позиции в Восточной Анатолии. Положение усугублялось разразившейся эпидемией тифа. Военная комиссия турецкого Генштаба возложила вину за провал Сарыкамышской операции на командира 11-го корпуса, который, действительно, пассивно действовал в дни штурма Сарыкамыша. По законам военного времени он был расстрелян. О роли в случившемся Энвер-паши, понятно, никто заикаться не посмел.
Сергей Сазонов.
DF8D0A14-EBBB-496F-8D0F-D0E97E3FA66F.jpeg
880FC4B0-96B5-4431-85EB-3C328B09B837.jpeg

Ответить

Вернуться в «ИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ И СОБЫТИЯ»